loader

World currency standard


rszcompletecurrenciesworldma

Неувядаемые биткойн-темы: происки злобных регуляторов, развитие инфраструктуры и фиатный курс, текущий и предельный.

Регуляторы, они и есть регуляторы. Инфраструктура развивается. Курс предсказывается.

Самым непредсказуемым оказывается именно курс. Особую интригу теме придает то обстоятельство, что график курса в явном виде намекает на свою как бы неслучайность.

Кроме статистических намеков в виде регулярно-периодически повторяющихся пузырей, есть еще и то соображение, что, в отличие от всех других торгуемых активов, эмиссия биткойна математически предопределена и ограничена. Хороший повод попытаться построить какую-нибудь теорию.

Что у нас есть для этого?

Во-первых, можно попробовать взгромоздиться на плечи гигантов.

У нас есть абсолютно (!) рыночное – биржевое — ценообразование, включающее, с одной стороны, сам биткойн, владение которым не подвластно никаким третьим лицам, и, с другой стороны, достаточной развитой биржевой механизм.

Последний тезис можно оспорить. Регуляторы, они и есть регуляторы. Сделать они могут немного, но все, что могут, они делают. Тем не менее, биткойн успешно пережил кризис шаловливых ручек Карпелеса, и теперь обрушить обменную инфраструктуру можно, пожалуй, разве что только вместе с обрушением всей всемирной паутинки. А вариант глобальной гуманитарной катастрофы мы можем не рассматривать без ущерба для теории.

Теория биржевой торговли (технический анализ) развивается с начала прошлого века, вопрос лишь в том, насколько ее приемы применимы к рынку криптовалюты, и можно ли вообще этому своду эмпирических правил навесить гордое имя теории.

Итак. На «обычных» биржах торгуются некоторые материальные ценности (сырье, например, нефть), некоторые ценные бумаги (акции, облигации), фиатные деньги (доллары, рубли) и некоторые условно-ценные бумаги – деривативы (т.е. прочие по сравнению с акциями-облигациями и фиатом обязательства третьих лиц). По большому счету, даже когда речь идет о товарно-сырьевых биржах, на самом деле торгуются не вещественно-материальные сущности, а всего лишь обязательства третьих лиц – право требовать и/или обещание дать).

Эти активы в выжженных мозгах нобелевских лауреатов обладают какой-то «внутренней» ценностью. Не будем здесь воевать с ветряными мельницами, просто попробуем найти в их когнитивной модели что-то рациональное. Вы будете смеяться – оно таки есть!

Все эти «обычные» активы имеют существенный оборот за пределами самих бирж, даже супер-пупер-производные деревативы. Т.е., собственно биржа для них – лишь удобный способ ценообразования, всего лишь один, необязательный, элемент жизненного цикла. Даже, повторю еще раз, для тех деривативов, само существование которых стало возможным только благодаря электронным торгам.

Для криптовалюты, во всяком случае, для пионера и флагмана – Биткойна, именно биржевой оборот имеет жизненно-важное, определяющее значение.

Автор отдает себе отчет в силе этого утверждения и готов к (конструктивным) возражениям, более того, возражения приветствуются.

Вот, например. Биткойн – это еще и платежная система (ПС). Да, возможно. Но, во-первых, по объему журнала транзакций никак не конкурент «обычным» ПС. Во-вторых, сам по себе биржевой механизм уже заключает в себе необходимый и – достаточный! для существования криптовалюты – элемент платежной системы.

Возражение второе. Биткойн используется в реальных торговых системах, более того, интуитивно очевидна корреляция между распространенностью платежей в биткойне и ростом его курса. Хе-хе! Экспансия биткойна в расчетах с покупателями магазинов никак не мешает падению его курса. Экспансия растет все время. А курс в это время и растет, и падает.

Более того, вернемся к той самой пицце Ласло Ханеча (22 мая 2010 года, ). Первый обменный сервис Bitcoin Market существовал уже в феврале 2010 года.

Обменный курс вычисляться начал задолго до проголодавшегося Ласло:

$1.00 USD = 1,309.03 BTC 10/05/2009

Наконец, не ценой этой пиццы определялось решение Гэвина Андерсона отдать $50 за 10 000 битков.

Строго говоря, само по себе наличие бирж для биткойна имеет так же вспомогательное сервисное значение. Для торговли биткойном необходим лишь он сам. А для торговли обязательствами третьих лиц необходимо наличие этих третьих лиц, с их обязательствами, требованиями и гарантиями. Именно это отсутствие третьих лиц, из-за чего все «обычные» активы являются лишь суррагатами (заменителями) каких-то «реальных» активов, отличает биткойн. И именно это отсутствие означает, что среди всех торгуемых активов один лишь только биткойн обладает на самом деле некоторой «внутренней» стоимостью, не нуждающейся в «обеспечении» со стороны разного рода «регуляторов».

Использование биткойна для платежей на товарных площадках имеет чисто рекламное значение как для самих площадок, так и для биткойна. Причем для биткойна (для роста его курса) вовсе не нужна широкая массовая популярность. Для курса биткойна имеет значение его известность и распространенность только среди тех, кто в состоянии оценить его потенциал как средство хранения стоимости, как потенциального мирового валютного стандарта. То есть, только среди тех, кто может прийти на биржу и купить.

По скромному мнению автора, все такие (потенциальные) покупатели о биткойне уже знают. Единственная инфраструктура, которая биткойну действительно нужна – это биржи.


Источник: “https://bitnovosti.com/2014/06/09/world-currency-standard/”